...

Родители спорят, кто проигрывает? О влиянии конфликтного развода на психику ребёнка

«Какими психологическими последствиями чревато погружение ребёнка в конфликтные отношения родителей?», «Как сказывается психологическое индуцирование на самоотношении ребёнка/ отношении ребёнка к каждому отдельно взятому участнику конфликта?», «С какими родителями (идеальными, средними, плохими) приходится иметь дело преобладающему большинству детей? Каким родителем быть лучше, а каким – удобнее? А каким родителем Вы являетесь на самом деле?» 

Ответы на эти и многие другие вопросы были даны старшим научным сотрудником Академии стратегических инициатив, кандидатом психологических наук Сориным Антоном Валентиновичем на лекции «Психологическое индуцирование ребёнка совместно проживающим родителем: советы родителям», которая прошла 24 мая в рамках Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы в сфере защиты прав ребёнка» в Центре «БлагоСфера». Конференция организована в рамках проекта Академии стратегических инициатив «Гармония – детям! Системное психолого-правовое сопровождение разводящихся семей», получившего поддержку в виде гранта Президента РФ на развитие гражданского общества.

Детский и подростковый психолог Сорин А.В. в формате лекции, перемежающейся ответами на наиболее волнующими аудиторию вопросами, рассказывал про особенности психики и мировосприятия ребёнка, в отношении которого со стороны одного из родителей производится психологическое индуцирование. Свободный формат открытой лекции давал слушателям возможность не только задавать вопросы по уже доложенному материалу, но и, более того, самостоятельно выбирать наиболее интересные и актуальные для них аспекты заявленной темы. В настоящей статье мы предлагаем вам ознакомиться лишь с частью тезисов и положений, которые были раскрыты в ходе лекции.

Джон Боулби (британский психоаналитик, создатель теории привязанности) полагал, что у ребёнка в отношении любого из его родителей есть импульсы примерно равные по силе, но противоположные по направленности: одна и та же мама, но по отношению к этой маме могут проявляться противоположные чувства от крайней катастрофической любви до ненависти, агрессии и т.д. Согласитесь, трудно представить себе средней степени благополучного подростка, который в тех или иных условиях не сказал маме, что он её не любит, ненавидит, хочет жить отдельно и только ему исполнится восемнадцать, он, конечно, съедет и будет жить отдельно. Чувства противоположные и очень интенсивные, но тем не менее дети не сходят с ума, родители чаще тоже сохраняют своё целостное здоровье, потому что есть привязанность.

Благодаря привязанности противоположно направленные чувства ребёнка по отношению к родителю могут находить благополучное разрешение. Если ты к маме привязан и чувствуешь себя рядом с ней комфортно, то даже в ситуации острой ненависти и агрессии в отношении неё ты понимаешь, что немедленно её покидать и уходить, а тем более нападать на неё и разрушать смысла нет. Привязанность обеспечивает возможность функционирования человеческого детёныша в условиях противоположных чувств в отношении родителей.

Самое главное в этой концепции: у любого ребёнка по отношению к любимой маме в том числе есть и агрессия. Мамы многое нас заставляют делать, мамы во многом нас ограничивают, мамы иногда проявляют слишком много страхов по отношению к нам, в тот момент, когда мы уже достаточно взрослые и автономные, чтобы в наши три года самостоятельно принимать решение, как жить, самостоятельно нажимать кнопку в лифте и все остальные сопутствующие процессы взрослости. Ровно такие же переживания мы можем испытывать в отношении пап. 

Каждый из родителей в чём-то может быть для ребёнка очень хорошим, в чём-то быть для ребёнка не очень хорошим, но таким, с которым можно мириться, обходиться, справляться. Именно вокруг этого функционирует сначала детская, а потом взрослая психика (вокруг того, что у нас могут возникать противоположные чувства, которые мы можем примерять внутри нашей привязанности).

Индуцирование – целенаправленное формирование совместно проживающим родителем негативного отношения ребёнка к отдельно проживающему (иначе говоря, когда родитель настраивает ребёнка против отдельно проживающего родителя). Совместно проживающий родитель рассказывает, что все беды, все несчастья являются результатом существования отдельного проживающего родителя. Если тот, кто проживает отдельно, во всё виноват, то тот, кто проживает вместе, во всём очень хороший. 

За счёт создания напряжения между очень плохим отдельно проживающим и очень хорошим совместно проживающим родителем происходит перекос процесса психического развития, потому что возможность противоположных чувств по отношению к каждому из родителей становится крайне затруднительной.

Индуцирование лишает ребёнка возможности относиться к отдельно проживающему родителю по-разному: в чём-то хорошо, в чём-то плохо. Испытывать амбивалентные отношения (противоположные чувства) ровно потому, что противоположные чувства являются отражением объективных свойств этого человека. В процессе индуцирования все эти позитивные процессы, эмоции и переживания, которые могли иметь отношения к опыту взаимодействия с отдельно проживающим родителем, обнуляются и подменяются, как правило, довольно интенсивными негативными. В то время как взаимодействие с совместно проживающим воспринимается и преподносится как исключительно позитивное с самого начала без каких-то намёков на что бы то ни было негативное.

Таким образом мы имеем ситуацию, при которой никакого отношения к совместно проживающему кроме позитивного, ребёнок не демонстрирует, то есть в отношении всего, что делает совместно проживающий он демонстрирует полную некритичность. 

Индуцирующий родитель получает уникальную возможность не быть плохим. Любой родитель, который индуцирует ребёнка против другого родителя, на самом деле говорит: «Все ошибки и перекосы, которые были допущены в процессе воспитания ребёнка, были результатом не моей вины, а вины другого родителя». Таким образом мы имеем дело с ситуацией, когда родитель не может принять ответственность за результаты своих воспитательных действий в отношении ребёнка. Это говорит о некой психологической незрелости и несостоятельности, потому что все мы понимаем, что на свете не было ни одной идеальной мамы. Любая среднестатистическая мама совершает разного рода ошибки, которые приводят к тому, что у детей есть те или иные особенности. 

Дети развиваются благодаря тому, что их родители несовершенны. Если смотреть на ситуацию индуцирования с точки зрения ребёнка, в ней потенциально очень много рисков. Когда родитель индуцирует ребёнка против другого – он создаёт негативный образ, но это не меняет того, что противоречивые чувства никуда не делись и есть как и в отношении к демонизированному раздельно проживающему родителю, так и к идеализированному совместно проживающему родителю. 

Очень сложно быть агрессивным в отношении идеализированного отца или матери, сложно злиться на идеальную мать, сложно врать идеальной матери. Все дети обманывают, но что при этом происходит внутри ребёнка, который вынужден это делать не по отношению к средней матери, а по отношению к идеальной? Это тяжёлая ситуация. Мы наблюдаем ситуацию, при которой негативное отношение к одному из родителей не может не восприниматься ребёнком как отчасти негативное по отношению и к себе. В ребёнке примерно поровну от каждого из родителей, и каждый раз, когда мы подвергаем критике одну из родительских фигур ребёнка, мы подвергаем критике и какую-то часть как такового ребёнка. 

В бытовом ключе это часто выражается в следующем посыле: «Ты такой же раздолбай, как и твой отец!» Ребёнок чувствует, как генетическую, так и психическую связь со своими родителями. Крайняя негативизация образа одного из родителей приводит к негативизации собственных представлений о самом себе. «Мой папа исчадье ада, а я наполовину он…»,  – те переживания и эмоции, которые испытывает ребёнок по этому поводу, перегружают психику и затрудняют его функционирование и прохождение всех необходимых этапов психоэмоционального развития.

{"autoplay":"true","autoplay_speed":3000,"speed":300,"arrows":"true","dots":"true"}